В случае необоснованного расторжения договора лизинга и изъятия техники лизингодатель обязан возместить лизингополучателю убытки в размере рыночной стоимости предмета лизинга.

09 Ноября 2023

В период действия договора лизинга лизингополучатель допустил незначительную просрочку внесения лизинговых платежей.

По причине возникновения задолженности по внесению арендной платы, лизингодатель направил лизингополучателю уведомление об одностороннем расторжении договора лизинга и изъятии предмета лизинга.

При этом, лизингодатель совершил действия по фактическому изъятию предмета лизинга и впоследствии продал изъятый предмет лизинга третьему лицу.

Лизингополучатель до получения от лизингодателя уведомления о расторжении договора лизинга и изъятии предмета лизинга осуществил полную оплату задолженности по лизинговым платежам, а кроме того, полностью оплатил все предусмотренные договором штрафные санкции за нарушение сроков внесения лизинговых платежей. При этом, лизингополучатель незамедлительно уведомил лизингодателя о полной оплате задолженности и просил возобновить правоотношения по договору лизинга, посредством передачи изъятого предмета лизинга лизингополучателю. Однако, лизингодатель отказался возобновлять правоотношения по договору лизинга, посчитав договор правомерно расторгнутым.

Лизингополучатель обратился в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением о признании недействительным одностороннего отказа лизинговой компании от договора лизинга и об обязании лизинговой компании передать предмет лизинга лизингополучателю.

Арбитражный суд города Москвы удовлетворил требования лизингополучателя в части признания недействительным одностороннего отказа лизинговой компании от договора лизинга. Однако, в части удовлетворения требования об обязании лизингодателя передать предмет лизинга лизингополучателю, было отказано по той причине, что лизингодатель уже реализовал предмет лизинга третьему лицу, в результате чего требование о передаче предмета лизинга не подлежит удовлетворению. Однако, при этом суд указал на наличие возможности защиты интересов лизингополучателя посредством иных способов защиты, в частности, согласно ст. 398 Гражданского кодекса – посредством предъявления требования о возмещении убытков (дело №А40-240143/2021).

Удовлетворяя исковые требования о признании недействительным одностороннего отказа лизингодателя от договора лизинга, суд исходил из того, что сторона, которой законом или договором предоставлено право на односторонний отказ от договора, должна при реализации такого права действовать добросовестно и разумно. В рассматриваемом случае, лизингодатель осуществил изъятие предмета лизинга до момента получения лизингополучателем уведомления об отказе от договора (при этом, лизингополучатель фактически полностью оплатил задолженность по лизинговым платежам). Кроме того, лизингодатель не обратился в суд с исковым заявлением о взыскании суммы задолженности по лизинговым платежам, а сразу применил крайний способ защиты права в виде решения об одностороннем расторжении договора. При этом, размер образовавшейся задолженности являлся незначительным и не превышал 5% суммы лизинговых платежей, предусмотренных договором лизинга. В своей совокупности, это явилось основанием для удовлетворения требований лизингополучателя о признании недействительным одностороннего отказа лизингодателя от договора лизинга.

Впоследствии, лизингополучатель обратился в Арбитражный суд города Москвы с исковым заявлением о возмещении убытков, причиненных незаконным односторонним расторжением договора лизинга в размере рыночной стоимости предмета лизинга по состоянию на дату, когда обязательство по передаче предметов лизинга должно было быть исполнено (т.е. на дату полной оплаты задолженности по лизинговым платежам).

Исковые требования лизингополучателя были полностью удовлетворены (дело №А40-104084/2023).